16 июля 2014 - 0 Comments - Практика -

«ИСКУССТВО ЭТО НЕ БРОККОЛИ». Отрывок из книги Эндрю Саймонет Making your life as an artist.

david shrigley life_death

David Shrigley despite your efforts

Книга американского хореографа Эндрю Саймонет Making your life as an artist, находящаяся в свободном доступе, оказалась, на наш взгляд, очень своевременной и интересной. Помимо прочих важных вещей, она описывает жизнь художника и его роль в культуре, о которых мало кто имеет четкое представление. Чем же занимаются художники, в частности хореографы, и почему они играют важную роль в жизни человека, с танцем даже не связанного? Читайте об этом в публикуемом нами отрывке из книги Making your life as an artist.

«Многие люди не понимают, чем мы занимаемся.

«Нет, ну а НА САМОМ ДЕЛЕ чем ты занимаешься?»

«А ты когда-нибудь номинировался на эту премию / участвовал в шоу на телевидении /выставлялся в музее, о котором я слышал?»

«О, а я тоже художник! Я раньше «варенки» делал / в караоке люблю петь / пиво варю!»

Художники играют ключевую роль в культуре. Но мало кто имеет о ней четкое представление. Давайте с этого и начнем. Чем же занимаются художники?

david shrigley which_record

© David Shrigley

Многие люди думают о художниках как о спортсменах.

В спорте профессионалов совсем немного — это те, кого вы обычно видите по телевизору. Работа профессиональных баскетболистов — играть в баскетбол. Все остальные, кто играет в баскетбол, — любители. Они играют в него обычно после работы.

Именно поэтому, спустя 20 лет моей карьеры художника, я все еще слышу от своих родственников:

«Как там у тебя с твоими танцульками?»

«Это, наверное, такой кайф!»

«Это помогает тебе подтянуть физическую форму?»

Для них танец — это хобби, а не профессия. Это не работа. Это то, чем ты занимаешься обычно после работы. Ну, только если ты не попал на телевидение. «Когда ты уже примешь участие в этом ТВ-шоу?»

Это все совершенно не так.

david shrigley life_death

© David Shrigley

Я воспринимаю художников как ученых.

Так же, как и ученые, мы начинаем с вопроса, мы начинаем с незнания. Мы идем в нашу студию и исследуем вопрос.

Как и ученые, по окончанию нашего исследования, мы делимся его результатами с публикой и нашими коллегами.

Одни исследования являются фундаментальными и представляют интерес только для других исследователей. Другие — прикладными, и имеют отношение к повседневной жизни. И те, и другие необходимы. И большинство художников занимаются обоими направлениями, создавая экспериментальные работы, которые раздвигают границы формы, и работы для более широкого интереса.

Как и в науке, в творчестве отрицательный результат также важен, как и положительный.

Обнаружить, что то или иное лекарство не излечивает от рака, — очень важный результат исследования. Так же и неудавшийся творческий эксперимент — источник очень важной информации.

Когда вы работаете с чем-то неизведанным, когда вы подвергаете сомнению предпосылки, которые еще не подвергались сомнению, вы входите в пространство, где каждая неудача несет огромную пользу.

Неудача в науке и в искусстве означает, что процесс работает. […]

Научные исследования и творческий процесс — два самых надежных способа решения задач, когда-либо созданных. Пойди все по одному пути, и наш мир было бы не узнать.

Посмотрите вокруг: каждый предмет, каждая поверхность, каждая технология появилась на свет, была улучшена и получила свой облик благодаря научным исследованиям и творческому процессу.

david shrigley time_to_reflect

© David Shrigley

Мы живем во времена, когда наш мир наводнен образами: картинками, слоганами, видео, историями, музыкальными треками, телами.

99% этих образов создаются с одной единственной целью — заставить вас купить что-то. И мы, художники, ответственны за тот единственный процент, который создается по любым другим причинам: культурным, духовным, политическим, эмоциональным.

В век избытка образов, это становится священной обязанностью.

david shrigley_time_to_choose

© David Shrigley

Иногда я думаю об искусстве, как о пище.

Пищевая промышленность решила, что мы должны потреблять небольшое количество растений и животных снова и снова. Например, зерновые, как известно, входят в состав огромного количества американской еды. Отруби, получаемые в результате обработки зерновых, добавляются практически во все продукты, а животные, которых мы едим, питаются зерновыми. Они даже разводят лосось, который питается зерновыми. (Естественно, в природе лосось не питается зерновыми.)

Аналогично этому, индустрия развлечений решает, что мы все должны сидеть на ограниченной, повторяющейся культурной диете.

Снова и снова, мы видим одни и те же пять историй. Те же три тела. Те же четыре вида отношений.

В случае с пищевой промышленностью, есть фермеры и те, кто сохраняют семена растений. Они не принимают стандартизации нашей диеты. Они выращивают растения, которые не вписываются в промышленное земледелие. Но они сохраняют для нас растения, которые могут понадобиться нам в будущем.

Это именно то, чем занимаются художники в культурной сфере. Мы создаем широкий спектр пищи, в которой нуждается душа, и которую игнорирует индустрия развлечений. Мы сохраняем культурные семена, ДНК идей и концептов, которые могут понадобиться нам завтра.

Или через 20 лет.

Или через 2000 лет.

David Shrigley

© David Shrigley

Создавать искусство — значит верить в каждый конкретный проект. Мы не знаем точно, каким образом культурная ДНК, которую мы сохраняем и изменяем, пригодится нам завтра.

Но, мы знаем наверняка, что многообразие экосистемы повышает ее жизнеспособность и способность реагировать на изменения внешней среды. Это применимо и к культуре. Разнообразие мысли и воображения делает нас более жизнеспособными в культурном плане, и позволяет нам процветать во времена великих перемен.

Мы живем во времена невероятных и скорых изменений, во времена, требующие от нас мышления за пределами привычных форм и понятий и творческого подхода.

Многие люди (включая художников) не очень четко представляют себе разницу между искусством и развлечением. Индустрия развлечений стремится стереть это различие навсегда.

david shrigley cola

© David Shrigley

Искусство и развлечение занимается разными вещами.

Развлечение рассеивает наше внимание. Развлечение важно, оно позволяет нам отвлечься, дать нашему вниманию отдых. Я обожаю боевики. Но я не хочу смотреть их все время.

Как и в случае со сладким, избыток отвлеченности может привести к отравлению.

УДОВОЛЬСТВИЕ ≠ ОТВЛЕЧЕНИЕ

Искусство это не брокколи, вкус которой вы ненавидите, но есть которую полезно. Искусство приносит удовольствие, наполненность и глубокие ощущения от смеха, перемен и потраченного с пользой времени и внимания. Развлечение этого не дает.

Развлечение утоляет жажду.

Искусство удовлетворяет потребности.

Его влияние не произрастает из популярности. Если вы посмотрите на историю искусства, и уберете оттуда все, что не было в почете в свое время, вы потеряете большую часть всего того, что сейчас имеет огромное значение.

То, что сегодня, кажется крайним, завтра станет мейнстримом.»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика