10 апреля 2015 - 0 Comments - Практика, Теория -

МЕТОД КОМПОЗИЦИИ В РЕАЛЬНОМ ВРЕМЕНИ. ЖОАО ФИАДЕЙРО. 1995

maxresdefault

fiadeiro (2)

Метод Real Time Composition (композиции в реальном времени) использовался и разрабытывался в разное время разными художниками и исследователями. Хореограф Жоао Фиадейро в 1995 году начал систематизировать и развивать этот метод, а в 2008 полностью отказался от хореографической практики для того, чтобы всецело заниматься развитием данного метода. Мы публикуем отрывок-описание метода из его блога.

Изначально, рамки метода были заданы необходимостью такой системы создания композиции, которую могли бы разделять соавторы на протяжении творческого процесса. Потом метод утвердился в качестве инструмента исследования приемов драматургического письма в танце, а также изучался, расширялся и использовался рядом артистов и исследователей. Начиная с 2005 года, метод стал применяться в исследованиях более широкого формата, тем самым, расширив поле своего интереса и использования за пределы танца и искусства, в принципе.

[Персонаж Германа Мелвилла] Бартлби, произнося «Я бы не хотел, чтобы», сохраняет «вероятность где-то между событием и несобытием, между возможностью быть и возможностью не быть». И как раз в этом срединном состоянии и решается будущее нашего присутствия. И как раз в этом «между» мы можем, если нам повезет, узнать и схватить тот «фрагмент» события, который интригует и привлекает нас, который требует нашего внимания и развернется как в сторону будущего, так и в сторону прошлого; как в сторону внутреннего, так и в сторону внешнего. Этот «фрагмент» и есть доказательство отсутствия. Или, лучше сказать, «присутствия» отсутствия. И в этом «присутствии» мы и можем найти ключи, чтобы приступить к сложной задаче придумывания мира. Но как мы можем узнать и схватить этот фрагмент, если «он» появляется только тогда, когда мы меньше всего этого ожидаем, и когда он «едва может устоять на ногах», такой мимолетный и переменчивый?

Мы знаем, что смотреть на мир так, словно мы видим его в первый раз, невозможно. Но если мы прибегнем к нашей способности придумывать реальность (так, чтобы мы могли подумать о ней, как предлагает Рансье), то мы сможем посмотреть на себя, смотрящих на мир впервые. И вот в этот момент, используя эту уловку — это «словно» — мы можем поместить себя в «другое место», что и нужно нам, чтобы снова удивиться. […]

«Креативность» в рамках этого метода не свойство нескольких просвещенных. «Креативность» требует тренировки. И наш подход к такой тренировке, такой практике заключается в смещении фокуса с самого решения на «шум» в наших телах, обычно имеющий форму привычек, убеждений, ожиданий. Когда этот шум чрезмерный, он работает как помеха и заставляет нас терять время понапрасну. Он блокирует нашу возможность считывать новую ситуацию, становясь основным препятствием для использования креативности в качестве операционной системы наших решений.

Чтобы совладать с этими помехами, мы предлагаем развивать и стимулировать способность, которая у всех нас имеется, размышлять о мысли как таковой. То есть, другими словами, активировать метакогнитивное обоснование. Парадокс, но мы увидим, что как раз через эту способность смотреть на себя извне в действии (такую же, как и способность думать, когда мы говорим), мы найдем свободное место для отстаивания своей креативности. И причина этого достаточно проста: вместо того, чтобы переживать о том, что «должно произойти» или о том, что уже осталось в прошлом, мы тратим время на создание условий для того, чтобы событие произошло. Мы тратим время на то, чтобы считать сигналы — сигналы времени и тела. Остальное придет само. […]

Вначале [при использовали метода] пространство остается открытым до тех пор, пока кто-нибудь не примет решение сделать что-то с ним, начав тем самым игру. Решение действовать должно быть абсолютно добровольным. Только так вы сможете взять на себя ответственность за действия, которые совершаете. […]

Первое действие уменьшает количество возможностей, ограничивает возможное и обязывает всех остальных участников отпустить все прочие свои представления о связях, которые за это время сформировались в их головах в виде маленьких голограмм. Эта способность отпускать — другая центральная деятельность в данном процессе, и необходимое условие успеха в практике этого метода. Потом начинает действовать второй человек в соответствии с правилами и принципами метода, вмешиваясь в первую картинку и опять же обязывая остальных заново поместить себя в ситуацию, принимая во внимание вновь созданное ограничение. Тем временем, второе действие переписывает предыдущее, следуя последовательной логики этого метода, обеспечивая круговое, а не линейное, восприятие времени. Когда третий человек сталкивается с созданной ситуацией и двигается вперед, вторгаясь в пространство, устанавливается определенный паттерн, который и формирует заданную топологию пространства. Все еще трудно уловимая, эта топология тем не менее уже может быть разделена группой. Чем скорее разделяется общее пространство, тем скорее устанавливается идея общности — одна из целей такой работы.

Вкратце: первое действие сработало как «событие», второе — предложило направление, третье — его подтвердило. Таковы первые шаги, необходимые для создания «изначальных условий» для работы этой системы. Обрести коллективную чувствительность к такого рода начальным условиям в самоорганизующемся процессе, в котором нет ни лидера, ни сценария, вызов этой практики, и единственный путь сформировать такой ход мысли, который одновременно является и открытым, и постоянным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика