27 июня 2014 - 0 Comments - Интервью, События -

МЕДИА-ПЕРФОРМАНС. Интервью с куратором фестиваля медиа-перформансов на «Платформе».

Platfroma_1

Platfroma_1

Международный фестиваль медиа-перформансов на «Платформе» прошел в третий раз. Это редкая для нас возможность увидеть экспериментальные, неформатные проекты не выезжая за границу, а иногда даже раньше, чем они появятся на крупных фестивалях (проекты двух перформеров представленных на «Платформе» вошли в программу «8 tension» фестиваля Impulstanz и будут показаны в Вене в июле этого года). В день завершения фестиваля мы встретились с его куратором Анной Беляевой и поговорили о «кухне» фестиваля, его аудитории и своих впечатлениях от увиденного.

Анна Кравченко: Что ты, как куратор фестиваля, вкладываешь в понятие «медиа перформанса»? Как, в принципе, возникло желание делать подобный фестиваль?

Анна Беляева: Идея фестиваля возникла у Кирилла Серебренникова, возможно на основании ссылок и информации, которые я ему прислала. Естественно было и есть желание показать то, что у нас не показывают. И использовать ресурсы Платформы для создания новых российских перформансов. Говоря медиа перформансы мы имеем ввиду расширенные технологичные перформансы. Надо отметить, что это совершенно неокупаемая история. Так, например, театральные площадки заинтересованы в постановках, которые входят в репертуар. А перформанс подразумевает одноразовый, двухразовый показ и, соответственно, фестиваль — это самый лучший формат для этого. На зарубежных фестивалях перформативного (театрального и/или танцевального) искусства такие работы еще можно увидеть — там не комплексуют по поводу того, вписывается ли представление в определенный жанр, как его категоризировать.

Катя Ганюшина: То есть, главный критерий — это мультижанровость?

АБ: Главный критерий – это расширенное выступление. Медиа, в классическом определении Маршала Маклюэна, это расширение. Колесо – это тоже медиа, которое появилось как расширение тела. Спина устала — и изобрели колесо, и появилась возможность возить грузы на более длительные расстояния. Расстояния увеличились — и появилось радио, это тоже медиа. Facebook – это тоже медиа, как расширение нашей нервной системы. Это очень широкая трактовка, но для меня достаточно четкая. И перформансы, они просто расширены светом, звуком, работой технической команды. Или перформансы расширяются заранее проводимым социальным опросом, или иными предварительными действиями, которые становятся частью перформанса.

КГ: Колесо – это хороший пример расширения, но это скорее атрибут искусства древнего мира. Вас же, наверное, интересуют более современные медиа? Было, как ты сказала, желание показать что-то новое?

АБ: Не совсем, показать что-то новое — это формалистский подход. Я скорее стараюсь формировать фестиваль как некий разговор с аудиторией. И на этом фестивале получилось поговорить про человеческое тело, как интерфейс взаимодействия с технологиями. Живут ли эти технологии отдельно от нас, либо это все равно части нас. Сингапурский художник, «спекулятивный дизайнер», как он себя называет, Чо Ка Фай на своем воркшопе рассказал об исследовании возможностей переноса цифровой записи движений хореографов в другое тело. В процессе работы он встречался с хореографами из разных стран, пытался выяснить как они создают танец, как он возникает. Параллельно он работал с технологиями считывание мозговых волн, передачи мозговых импульсов в тело. И свой воркшоп он заканчивает тем, что тело — это самая главная технология, которую мы еще не успели понять и научиться использовать.

КГ: У меня возникло такое же ощущение. Когда исполнительница, задействованная в его перформансе, импровизировала с фразами из постановок великих хореографов, было понятно, что движение сформировали не электрические импульсы, можно было просто посмотреть и запомнить эти движения. Условно говоря, невозможно просто записать на диск движение и вставить в человека. Это ситуация ясно показывала насколько действительно реальное тело сложнее, чем все технологии.

АБ: Чо Ка Фай тоже говорил о том, что к этому «ограничению» пришел. Сейчас он развивает другое направление, где использование мозговой активности хореографа позволяет формировать звуковую, световую среду выступления. Его работа, показанная на фестивале, – это, конечно, спекуляция, в хорошем смысле. Он говорит об этих вещах, заставляет нас думать о них , приходить к каким-то выводам, что хореограф, как интегральная единица, его тело, опыт, душа — это все первично.

КГ: А как так сложилось, что тема тела и его отношения с технологиями стала первичной для этого фестиваля?

АБ: Сложно вспомнить, с какой точки начинается фестиваль. Я просто все время знаю, что я его делаю. Хотя, наверное, в этот раз все началось с промышленных роботов. Появилась возможность их использовать, и я решила сделать проект специально для фестиваля с русскими художниками. Пригласила Сергея Рокамболя — так появился перформанс «Сны ЗвероЯщеров». И мне было интересно в один из аспектов этой работы включить сравнение движение человеческого тела и роботов. Но в итоге роботы остались формальным решением, полностью их потенциал не был раскрыт.

Platforma_2

Перформанс Behaviours. Фото предоставлено http://www.platformaproject.ru

АК: Если говорить о перформансе «Сны ЗвероЯщеров», и нечто похожее чувствовалось в работе Гермеса Зайгота «Гермес vs Медиа», то кажется, что русские художники этого поколения, формата мышления, воспринимают технологичные медиа как нечто чуждое, инородное. Это особенно заметно на контрасте с работой «Behaviours», где медиа – это полноценный участник, в какой-то степени, создатель работы.

АБ: Возможно, это действительно разница поколений. Хотя там есть и другой механизм: медиа очень мощны. Возможно, есть опасения попасть под их влияние, желание, не дать им вмешаться в творческий процесс.

АК: Опять же возвращаясь к «Behaviours», где работа перформеров, саунд-артиста, видео-художника, самой технологии настолько тесно связаны и взаимозависимы, и существенная часть работы создается не только решением художника, но и, как процесс вычисления, генерируется. Это пример совсем другого отношения к технологии — молодые художники готовы работать в сотворчестве с медиа, с пространством.

АБ: Мне вспомнилась фраза, которой Чо Ка Фай закончил свой перформанс: «Разум — это мускул» (The mind is a muscle).

КГ: Да, это цитата Ивон Райнер (Yvonne Rainer), и часть названия ее работы, которую Чо Ка Фай использовал в своем перформансе, «Trio A: The Mind is a Muscle». Это поворотная для современного танца работа.

АК: Любопытно, что эти работа и мысль, родом из 1960х, до сих пор кажется чем-то крайне новаторским.

АБ: Сергей Касич, один из участников фестиваля, кажется, после перформанса Чо Ка Файа написал в Facebook такое размышление, что все фестивали и выставки произведений, задействующих технологичные решения, подаются как нечто футуристическое, новаторское. Но на самом деле, многие технологии, которые используются, они доступны были художникам еще 20-30 лет назад. Мы осваиваем те вещи, которые уже многие годы часть нашей реальности, учимся жить настоящим.

КГ: В этой ситуации фестиваль это попытка выйти на широкого зрителя? Кто его аудитория?

АБ: У перформансов, которые мы показывали на Платформе, широкой аудитории нет. Она ограничена, и очень специальная. Но в этой аудитории неплохо «помешивать ложкой» из фестиваля. Чтобы те, кто занимается танцем, общались и гибридизировали с теми, кто занимается голосом, звуком и так далее. Я за гибридизацию. Даже в нашей стране годы развития культуры — 1920е, 1960е — это годы, когда поэты, писатели, театралы, философы, ученые встречались на площадке Политеха, говорили с одной сцены, сидели в одном зале. Это показатель качественного скачка.

АК: Давай вернемся к программе фестиваля. Работа корейской художницы Гумъйонг Йонг, она достаточно специфична, даже в контексте вашего фестиваля. Это скорее документальный спектакль, который достаточно ограниченно задействует медиа. И вопрос отношения тела и технологии в нем заложен в саму историю. Почему ты решила показать эту работу?

АБ: Я увидела эту работу на фестивале в Любляне, и она мне показалась очень интересной. Она действительно специфична. И в театре не поймут, не примут — и куда ей деваться. Гумъйонг Йонг — очень независимая художница и нельзя понять, это образ, созданная роль или это личная, реальная история. И в этом, наверное, квинтэссенция перформанса. Один из участников прошлого фестиваля — группа Postgravity Art — на своем сайте, перечисляя различные формы постгравитационного искусства, называют перформансом момент передачи идеи художником посредством любых доступных ему средств. И Гумъйонг Йонг передала эту идею через себя, и это интересное размышление, пусть даже сложно определить его формат.

Platfroma_3

Перформанс Oil Pressure Vibrator. Фото предоставлено http://www.platformaproject.ru

АК: Эта мультижанровость и внеформатность фестиваля позволяет увидеть такие экстремальные, с точки зрения формы, ситуации. И эти ситуации очень интересные, интересные своей пограничностью. Это очень вдохновляет, это полезно смотреть любому художнику.

АБ: Мы обсуждали этот вопрос с иностранными гостями фестиваля и, конечно, это скорее фестиваль для профессиональной аудитории. Есть подозрение, что Кирилл Семенович Серебренников, в какой-то степени, для себя это устраивает. Например, саунд-арт художник Дима Морозов, который принимал участие в первом фестивале и в этом году делал воркшоп, участвует в постановках Серебренникова. Так саунд-арт проникает в современный театр.

АК: Большинство работ, которые вы показываете, это перформансы иностранных художников. Почему? В России нет интересных работ?

АБ: Да, в России практически нет ничего. И проблема не в талантах. Проблема системная. У индивидуальных художников, работающих с перформансом, нет поддержки. Поддерживают площадки, театры. Даже работы, которые мы готовим для этого фестиваля — такой странный московский формат «наколбасить» (сделать быстро, ярко). Но это, как правило, неповторимые после фестиваля работы. Сложно заранее думать о будущем, сесть после показа, провести работу над ошибками, написать технический райдер. Очень надеюсь, что с созданными в этому году русскими перформансами, нам удастся это сделать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика