9 августа 2017 - 0 Comments - История -

ИСТОРИЯ СОВРЕМЕННОГО ТАНЦА. Часть 3

Photo by Evgeny Alekseenko

Photo by Evgeny Alekseenko

Катя Ганюшина о танцтеатральности и неомодерне в современном танце 70-80х, по следам третьей лекции из цикла «История современного танца», прочитанной 31 мая 2017 в ГЦСИ-Москва.

«Материал состоит из двух частей: карта и атлас. В первой — в тезисной форме описаны основные понятия и указаны основные имена. Во второй — мои рекомендации по книгам и видео на тему лекции.»

карта

70-80е в современном танце характерны прежде всего расцветом европейского танца. Этот танец вырастает из традиции немецкого экспрессивного танца, и потому его доминирующей характеристикой становятся театральность и психологизм. Эту тенденцию в последующие 90-е и 2000-е дополнят новые имена. Этот танец можно увидеть и сегодня.

Самым известным представителем этого направления стала Пина Бауш, часто ассоциируемая с таким понятием как «танцтеатр» (драмы, решаемой, проявляемой средствами танца). Для её процесса работы был характерен интуитивный подход, эклектичность и отсутствие нарратива, проявление не столько собственного опыта или переживания, а проживание того или иного опыта участниками её труппы.

От смещения «центра тяжести» с хореографа на исполнителей (в данном случае соавторов), предмет её произведений сместился, в противоположность, например, танцу модерн, с внутренней драмы и её преобразования в некое унифицированное послание на отношения между людьми. Её работы зачастую проявляют и при этом тут же опрокидывают какие-то устоявшиеся в обществе паттерны поведения. Из-за этой смены фокуса язык её танца, танцтеатра, перестаёт быть унифицированным, как, например, в танце модерн и экспрессивном танце. Уходит потребность базироваться на каких-то общих категориях, например, заимствованных из мифологии. И даже если её это интересует как тема, она проявляет архетипические черты в живых настоящих людях, выходящих на сцену, в их жестах, движениях, телесных реакциях.

Пина Бауш, Гвоздики, 1999, фотограф: Джина Ферацци

Пина Бауш, Гвоздики, 1999, фотограф: Джина Ферацци

Пожалуй, именно с Пины Бауш хореограф в современном танце окончательно перестаёт быть классическим «сочинителем танцев», а становится направляющим и организующим элементом по отношению к движенческому (и не только) материалу, создаваемому танцовщиками, а исполнители, в свою очередь, перестают быть исключительно машинами по воплощению «замысла мастера» на сцене.

Такой подход станет основополагающим для последующих поколений современного танца вплоть до сегодня.

maguy_marin_bit (4)

Маги Марэн, BiΤ, 2014, фотограф: Εύη Φυλακτού

Следующим слоем, сформировавшим танец того периода и влияющим на танец и сейчас, стали заимствования из других культурных сред (от клубных танцев до кино) и переосмысление того, что уже составило историю. Так, например, отдельные французские хореографы, сформировавшие так называемую «новую волну» (Маги Марэн, Филипп Дэкуфле, Жан-Клод Галота, Доминик Багуэ и др.) часто применяют этот приём в своих работах.

Анна Тереза де Кеерсмакер, Fase: Four Movements to the Music of Steve Reich, 2012, фотограф: Хьюго Глендиннинг

Анна Тереза де Кеерсмакер, Fase: Four Movements to the Music of Steve Reich, 2012, фотограф: Хьюго Глендиннинг

Франция становится не единственной страной Европы, где появляется «новый» танец. В Бельгии появляется Анна Тереза де Кеерсмакер (её танец считают симбиозом линейности Люсинды Чайлдс и экспрессивности Пины Бауш), Алан Платель (психолог по образованию, очень точно раскручивающий психологизм любых действий и обстоятельств, доводя танцтеатр подчас до ритуального действия), Вим Вандекейбус (постоянно работающего с темой физического экстремизма, граничащего с жестокостью).

DV8, Can we talk about this?, 2011, фотограф: Мэтт Нитхейм

DV8, Can we talk about this?, 2011, фотограф: Мэтт Нитхейм

Традиция танцтеатра в гораздо более тесной связке с проблемами общества и привычными паттернами восприятия телесности и идентичности начинает развиваться в Великобритании. Там появляется компания DV8 Physical Theatre, в настоящее время уже опробовавшая даже документальный танцтеатр (см., например, их работу «Can we talk about this?»).

Тема жестокости, боли и насилия становится в этот период чуть ли не доминирующей в танце и имеет много предпосылок и параллелей. Ещё свежи воспоминания (или кошмары?) Европы о тоталитаристских режимах, и обычных людях, поддержавших их и продолжавших жить обыденной жизнью невдалеке от концлагерей. Удушаемое консьюмеризмом американское общество и появившееся новое искусство перформанса, пытающееся, часто через физические увечья или опасности, почувствовать живое.

Современный танец 80-х продолжает путь, как и американский танец 50-60х, к человеческому обыденному, к обществу без героев, к неприглядному и отвергаемому.

Многие из выше названных хореографов всерьез обращаются к кино как инструменту создания своих работ. Это продолжает тенденцию расширения самого понятия хореографа до танц-художника, уже наметившуюся на предыдущем этапе развития, и в полной мере реализовавшуюся на следующем.

Традиция экспрессивности и танцтеатральности, иногда сводимой к чистой репрезентации и танцевальности, существует в современном танце и сегодня. В разной мере к ней обращаются такие хореографы последующих периодов, как Саша Вальц, Акрам Хан, Хофеш Шехтер, Сиди Ларби Шеркауи, Охад Нахарин и другие.

атлас

По танцу этого периода я советую читать статьи Руди Лерманса (Rudi Laermans), Геральда Зигмунда (Gerald Siegmund), Андрэ Лепеки (Andre Lepecki) и других на ресурсе  SARMA:

http://sarma.be/pages/Index

на этом ресурсе очень удобный поиск – можно выбирать имена, названия, языки и т.д.

и, как всегда, танец лучше смотреть (точнее, ощущать) – плейлист с работами, ассоциируемыми с этим периодом и / или упомянутыми именами, на канале ROOM FOR в YouTube:

Part 3. Contemporary Dance History

и небольшой плейлист документальных видео:

Part 3 (DOC). Contemporary Dance History — documentary

 

История современного танца. Часть 1.

История современного танца. Часть 2.

История современного танца. Часть 4. — будет скоро добавлена

 

Катя Ганюшина — исследователь современного танца, лектор, куратор, танцовщица. Закончила МГУ им. М.В. Ломоносова, изучала историю современного искусства при аукционном доме Christie’s в Лондоне, получила магистерскую степень по истории современного искусства в Университете Глазго. Со-основательница и главный редактор сайта о современном танце ROOM FOR. Куратор различных показов современного танца в Москве (ROOM FOR Performance Series, СОТА+ВаганOFF&co, «5 соло» и др.). В качестве лектора работает с Государственным центром современного искусства, Музеем современного искусства Гараж, Третьяковской галерей, Мультимедиа Арт Музеем и др. Как танцовщица сотрудничает с российскими видео-художниками.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика