12 ноября 2014 - 0 Comments - События -

ФЕСТИВАЛЬ «ДИВЕРСИЯ» В КОСТРОМЕ. Интервью с организаторами фестиваля.

«Viale Dei Castagni 16» / Pieradolfo Ciulli and Olimpia Fortuni (Италия) / фото: Alex Yocu www.alexyocu.com

«Она говорит» / Mera Project (Украина) / фото: Dead Rebel

Международный фестиваль дуэтов современного танца «Диверсия» примечателен тем, что проходит не на известных московских площадках, а городе Кострома. О значимости фестиваля, о том, как формируется программа фестиваля и как она формирует восприятие современного танца зрителем, мы поговорили с кураторами фестиваля Иваном Естегнеевым и Евгением Кулагиным.

Катя Ганюшина (КГ): По какому принципу вы отбираете работы на фестиваль? Это кураторский подход — собрать что-то вместе и показать в связи с этим что-то под новым углом? Или это просто желание собрать людей, которые что-то делают?

Иван Естегнеев (ИЕ): Конечно, любая программа это артистический выбор человека, который делает эту программу. При этом есть какие-то базовые критерии, от которых мы отталкиваемся, и которые официально заявляем участникам. Первый: наличие двух исполнителей на сцене, не обязательно двух танцовщиков. Второй: длительность работы от 15 минут, то есть показываем не дуэтную миниатюру. Третий — более неофициальный, и по видео это часто сложно понять — мы смотрим, в какой творческой коннекции находится пара, которая работает в этом спектакле.

КГ: А вы обычно знаете, лично знакомы с теми людьми, которые приезжают на фестиваль?

Евгений Кулагин (ЕК): Нет, обычно у нас открытый конкурс, когда участники присылают заявки. В разные года бывает по-разному, иногда заявок бывает очень много, более ста, например. При этом было время, когда были реальные трудности, и мы через знакомых продюсеров, участников хореографов, находили тех, кто может быть нам интересен. Каждый год по-разному.

ИЕ: При этом в российской среде активность проявляют немногие, хотя есть достаточное количество работ.

ЕК: Да, активность зарубежных артистов, гораздо выше.

«Viale Dei Castagni 16» / Pieradolfo Ciulli and Olimpia Fortuni (Италия) / фото: Alex Yocu www.alexyocu.com

«Viale Dei Castagni 16» / Pieradolfo Ciulli and Olimpia Fortuni (Италия) / фото: Alex Yocu www.alexyocu.com

КГ: И все зарубежные дуэты обращаются к вам по открытому конкурсу?

ИЕ: Последние годы это часто происходит через какие-то рекомендации, или мы сами находим кого-то. Но часто мы отправляем информацию о фестивале на различные танцевальные порталы в разные страны, а на следующий год из этой страны приходит, например, пять заявок. И всегда есть какой-то short list дуэтов, которые видел или знаешь, и их очень хочется привезти, но у таких артистов обычно очень специфическое расписание.

ЕК: На самом деле, есть дуэты, которые мы 2-3 года уговариваем, общаемся с менеджером и никак не можем прийти к компромиссу, а потом связываемся напрямую с артистам, и все оказывается гораздо проще.

ИЕ: Это связано еще и с тем, что иностранные артисты вообще мало знают о России. Плюс, фестиваль у нас с небольшим бюджетом — артисты приезжают выступать без гонорара — и это все накладывает определенные сложности на проведение переговоров. Иногда до менеджера трудно донести, в чем может быть интерес и вовлеченность артистов, для чего вообще стоит ехать в Кострому.

КГ: И в чем этот интерес?

ИЕ: Для половины участников, мне кажется, это все еще fun такой. «А давайте поедем в Россию!», тем более, если есть время и минимальная поддержка с той стороны. Для второй половины это новое общение, и очень приятно, что много людей, которые приезжают, уже слышали про фестиваль, и это тоже их стимулирует приехать в новое незнакомое место.

ЕК: Есть еще один момент. У нас на фестивале, когда мы начинали, был такой стартап для артистов. Те, кто выступал у нас на первых фестивалях, сейчас – суперзвезды, они востребованы, выступают на европейских фестивалях. У нас, например, был дуэт из Южной Африки с танцовщицей и хореографом Dada Mosila, которая стала настоящей звездой. Ее даже хотят привезти на «Золотую Маску». А восемь лет назад она танцевала у нас на «Диверсии».

ИЕ: Это классный момент для нас. У коллектива первая или вторая работа, они приезжают на «Диверсию» никому не известными, начинающими артистами, а через какое-то время становятся знаменитыми и очень востребованными.

«Она-Она» / Галина Грачева и Ирина Лобкова (Москва) / фото: Alex Yocu www.alexyocu.com

«Она-Она» / Галина Грачева и Ирина Лобкова (Москва) / фото: Alex Yocu www.alexyocu.com

КГ: За счет каких средств проводится фестиваль?

ЕК: Нас поддерживают Фонд Прохорова и Министерство культуры, этот бюджет идет конкретно на «Диверсию» и арт-площадку СТАНЦИЯ.

КГ: Давайте поговорим об участниках «Диверсии» в этом году.

ИЕ: Список участников в этом году очень дружественный, потому что все участники либо знакомы нам, либо они или их коллеги были на СТАНЦИИ или на «Диверсии». Было три работы, которые вылетели из программы по разным причинам, и в итоге, программу сформировали российские, итальянские и чешские работы, которые так или иначе были уже связаны с «Диверсией».

КГ: Если обратиться к работам. То, что я заметила, все работы очень пластичные.

ИЕ: Да, в этом году «Диверсия» очень танцевальная.

КГ: Отсутствие декораций и совершенно танцевальная стилистика. Это получилось случайно или это часть эстетики вашей, вашего отношения, взгляда, понимания современного танца?

ИЕ: В определенном смысле случайно. Программа фестиваля в этом году не такая, как обычно. У нас всегда в программе есть какая-нибудь более провокационная работа, более перформативная, более танцевальная, более лирическая, агрессивная и т.д. И в этом тоже определенное наше видение — «Диверсия» как диверсификация — и мы, конечно, стараемся максимально разные работы привезти и показать. Но в этом году она действительно получилась танцевальная.

КГ: Даже работа специальных гостей попала в эту стилистику — очень танцевальная с отсутствием декораций. (Специальный гость фестиваля Театр «Провинциальные танцы» с работой «Забыть / Любить»)

ЕИ: Для «Провинциальных танцев», и даже, наверное, для самих хореографов (нидерландские хореографы Ури Ивги и Йохан Гребен), это очень удачный опыт. Потому что в отличие от тех работ, которые они ставят в опере и балете, в работе с «Провинциальными танцами» у них получается такой, тоже в определенном смысле, мейнстримовый проект, но он как бы впитывает текущие тонкости и тенденции современного танца. При этом в нем присутствуют все элементы, которые делают этот спектакль доступным для широкого круга зрителей. Очень тонко композиционно и по движению все сделано, все по чуть-чуть соединяется, и получается уже не андеграундный проект, а проект на большую сцену, на большую компанию.

КГ: А работы участников — это всегда уже готовые работы или бывает так, что работы создаются конкретно для фестиваля?

ИЕ: Нет, это не всегда готовые работы. У Саши с Аней (дуэт Zonk’a из Екатеринбурга) был просто набросок, который перерос в премьеру, у итальянского дуэта тоже был work-in-progress, который они тоже сильно развили. Мне кажется, у фестиваля, не в смысле у фестиваля «Диверсия», а вообще, есть такая уникальная возможность, когда внутри фестивальной публики, в фестивальном пространстве, работа может превратиться из какого-то студийного наброска в спектакль. В этом смысле, мы часто идем на такие эксперименты, мы знаем уровень исполнителей, и нам это интересно. Даже, если это не самая ровная, не самая идеальная работа.

КГ: В связи с этим вопрос, на кого вы ориентируетесь, и кто аудитория фестиваля?

ЕК: Мы ориентируемся на всех. Нас за это проклинают, ненавидят некоторые люди, но мы говорим о том, что современный танец — это общедоступная вещь. Современный танец может смотреть любой. Это не элитарное искусство. Не для избранных, интеллектуалов. Если человек открыт, он открыт ко всему. Конечно, фокус понятен, целевая аудитория -это молодежь, но если к нам приходят люди старшего возраста, мы тоже несказанно рады этому.

«Моя любовь / Моя жизнь» / Компания Zonk’a (Екатеринбург) / фото: Alex Yocu www.alexyocu.com

«Моя любовь / Моя жизнь» / Компания Zonk’a (Екатеринбург) / фото: Alex Yocu www.alexyocu.com

КГ: Про неэлитарность современного танца. Мы же понимаем, что не на пустом месте сформировалось это восприятие эксклюзивности современного танца, и в принципе, современного искусства, в России, по крайней мере.

ЕК: Конечно. И допустим, за последние 10 лет, это никак не связано с блокированием путей современного искусства, это связано с самими артистами, которые посчитали, что они делают нечто избранное. «Мы делаем то, что хотим, и зритель нам не важен.» Нам важен зритель всегда.

КГ: А вы считаете, чтобы сломать этот ореол недоступности достаточно просто показывать работы?

ЕК: Да, конечно, предложение должно быть, чтобы был спрос. У нас, в Костроме, за 10-12 лет уже все знают, что такое современный танец. Зрители настолько вовлечены, они могут смотреть совершенно концептуальную работу, трудную к восприятию. Важно разговаривать со зрителем. 10 лет назад мы уже привозили из Швеции перформера Мигеля Азку, который 15 минут просто лежал на сцене, а потом поднимался. Тогда для некоторых это было шоком, а для некоторых это было уже открытием.

КГ: А вы как-то выстраивали эту политику работы со зрителем? То есть, например, вы понимаете, что сейчас эту работу нельзя показать, а через три года будет можно.

ИЕ: Да, конечно, когда та же Таня Гордеева приехала к нам со своим мастер-классом, показать ее работу можно было только потом, когда у нее появилась своя аудитория. Но в определенном смысле, в последние пять лет мы можем что-угодно показывать. Но это произошло не сразу. Всегда есть люди, которые приходят, потому что модно, например. С одной стороны, аудитория накапливается, с другой, все равно есть определенная сменяемость — кто-то уезжает, появляются другие. Хотя у СТАНЦИИ в Костроме, если ты там не был, есть такой ореол «каких-то танцев непонятных». Но если человек пришел, он уже понимает среду, даже если он не понимает современный танец, он к этому уже относится по-другому. И это важно для нас.

_____

сайт фестиваля

Фестиваль проходит при поддержке Фонда Михаила Прохорова, Министерства культуры Российской Федерации, Администрации Костромской области, Департамента культуры Костромской области.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика