22 сентября 2015 - 0 Comments - Интервью, Практика -

КРАУДФАНДИНГ ДЛЯ АРТИСТА. Интервью с Анной Кравченко.

11373806_1874315089460972_1930565352_n-150x150

original

Весной этого года независимый танц-художник Анна Кравченко была отобрана на danceWEB — 5 недельную резиденцию для молодых хореографов и танцовщиков, которая проходит в рамках крупнейшего в мире фестиваля современного танца ImPulsTanz в Вене. 2/3 стоимости программы покрывается международными институциями, а 1/3 Анне нужно было найти самостоятельно. Для этого она организовала краудфандинговую кампанию. Кампания прошла успешно, необходимые средства были собраны. О том, как Ане удалось совершить такое неординарное для мира современного танца событие, мы и поговорили.

Катя Ганюшина (КГ): С чего начать тому, кто решил собрать деньги на свою деятельность посредством краудфандинговой кампании?

Анна Кравченко (АК): Первое, нужно очень хорошо понимать, зачем ты это делаешь, и себе уметь это внятно объяснить. Наверное, проще всего начать с текста-обращения, который сам сайт Planeta.ru предлагает сделать. Если ты в состоянии артикулировать какое-то количество абзацев, зачем ты это делаешь, почему это важно для тебя, в чем ценность этого события, на которое ты собираешь деньги, значит, ты можешь объяснить это другим людям не в личной беседе. Сначала я проверяла это вживую, разговаривала со своими друзьями, рассказывала про программу и про краудфандинговую кампанию, люди на это как-то живо реагировали. Даже не зная до конца, чем я занимаюсь. Сам факт того, что я прошла отбор на какое-то важное событие в той сфере, в которой я хочу развиваться, было достаточным аргументом, чтобы мне помочь.

КГ: А люди, ты говоришь, реагировали на то, что это какое-то значимое событие в мировом масштабе, и что ты смогла этого добиться?

АК: Мне показалось, что да. Я сделала ссылку на сам фестиваль и вставила фотографию, которая давала представление о масштабе события. И, наверное, этого было достаточно.

КГ: Как я понимаю, большинство тех, кто приняли участие, это были люди, не занимающиеся современным танцем.

АК: Да, практически все, кто помогал, это были друзья или знакомые. Было несколько людей, с которыми я лично не знакома, но они тоже узнали через друзей или знакомых.

КГ: А как донести в этой ситуации до людей, не занимающихся современным танцем, значимость какого-то события совершенно из другой сферы для них?

АК: Мне кажется, здесь важны общечеловеческие ценности. Для всех понятно, когда ты стремишься развить себя в какой-то новой области, и это важный шаг на твоем пути. К этому люди могут присоединиться, и в этом смысле они могут участвовать. Краудфандинг, насколько я знаю, возник в музыкальной индустрии. Он вырос на желании людей поддержать музыканта, который им интересен, релиз которого они ожидают с нетерпением, и готовы платить за это. То есть, по сути краудфандинг — это была предоплата того, что я получу в будущем альбом. В моем случае это было скорее человеческое желание помочь. Многие друзья не пользовались теми бонусами, которые предлагались, даже писали об этом в сообщении, что это неважно, и они рады, что все получилось.

КГ: Ты написала текст, потом записала видео-обращение. Какая специфика у видео-обращения?

АК: Я смотрела видео обращения американских коллег, которые собрали таким образом деньги на свою поездку на Dance Web, поняла, что мне в них нравится, что не нравится, и учла все это. Например, людям важно увидеть, что ты двигаешься, если ты говоришь «я танцую» — им важно увидеть подтверждение этому. Потом в видео-обращении был текст от первого лица, который в принципе повторял написанный текст, просто иногда видео проще просмотреть, чем читать текст. С точки зрения самого видео, не было задачи делать что-то сложное. Я попросила ЦЕХ разрешения воспользоваться их пространством, потому что это красивый танцевальный зал. Взяла камеру у одного друга, другой друг все снял и смонтировал. И по сути такое участие друзей тоже было вкладом в мою кампанию. Видео важно, потому что помогает людям увидеть тебя, увидеть, кто ты есть. Даже несмотря на то, что в основном помогают знакомые люди, все равно есть те, с кем мы давно не встречались. А видео – это возможность поговорить с каждым лично. И если я не инвестирую свое время и внимание в него, то этот разговор может не состоятся. Это не формальное требование краудфандинговой кампании, это очень важная штука.

КГ: Ты сделала текст, сделала видео-обращение. Есть еще такая вещь, как акции, это необходимость?

АК: Да, это обязательное условие. Твое обращение проверяет куратор, и он может сказать, что акций недостаточно, или что что-то непонятно написано. Они одобряют заявки, и не каждая заявка может попасть «в эфир». Если ты, например, обещаешь какой-то билет, то ты должен составить бумагу, объясняющую, как человек этот билет получит. Так как у них уже были кампании, и они отвечают за юридическую чистоту происходящего, то если получение акции невнятно сформулировано, то они просят его уточнить. В некоторых случаях просят прямо отдельные файлы. Это обычно касается больших бонусов.

КГ: Как ты формировала, придумывала, выбирала свои акции? Ведь у каждой акции есть еще и размерность какая-то. По какому принципу ты это определяла?

АК: Ориентировалась на себя, какой бы уровень вклада я сама как потенциальный «спонсор» могла бы внести. А дальше шаги до максимальной суммы. Если кто-то готов внести большую сумму, я им эту возможность предоставляла. Плюс там всегда остается опция «любая сумма», которая не подразумевает бонус. И, в моем случае, это были разные суммы, и сто рублей, и несколько тысяч.

КГ: С чего ты приступила к придумыванию акций?

АК: Я подумала, что я могу предложить? Я могу отправить открытку — это я увидела в успешной кампании участника из США. У другого парня я увидела, что можно сделать исследование — задать вопрос и я для него соберу какую-то информацию. Третий шаг был ужин. И четвертый шаг был мастер-класс. Пятый — это была очень большая сумма, и я подумала, если кто-то так мне сможет помочь, то он может называться моим продюсером.

КГ: Такой человек был?

АК: Нет. Там были большие суммы, но не ровно эта. На самом деле, это была скорее шутка. Я понимала, что если человек готов пожертвовать такую сумму, то ему в принципе, не нужны никакие бонусы. Тем не менее нужно было формальное объяснение, что входит в такого рода «статус».

КГ: Ты пишешь текст, снимаешь видео-обращение, придумываешь акции. Заявка создана, она попадает к куратору, и если все хорошо, то она попадает на сайт. А как определяется срок сбора средств? Как он определялся у тебя?

@frescafresca

DanceWeb2015@frescafresca

АК: У меня было мало времени на все, поэтому моя краудфандинговая кампания длилась 14 дней. На самом деле, все средства собираются в первые несколько дней. Поэтому, грубо говоря, если у тебя нет каких-то новостей, то есть, если ты не снимаешь кино, и у тебя нет длительного производственного процесса, то смысла делать длинную кампанию, наверное, нет. Люди узнают об этом, и либо они сразу могут помочь, и делают это, либо не могут.

КГ: После того, как программа появляется на сайте, какие твои следующие шаги? Делает ли Planeta.ru какой-то пиар?

АК: Они, по-моему, помещают ее на главную страницу, если сбор средств идет успешно. Ну, и конечно же, я и все мои друзья сразу поделились этим на своих страницах. И помогли друзья мужа, среди которых есть известные люди.

КГ: То есть, совет: если у вас есть известные друзья, и вы их каким-то образом можете достать, то это стоит сделать.

АК: На самом деле, Planeta.ru об этом сама говорит, что если у вас есть знакомые с большим количеством подписчиков, или вас может поддержать какое-то информационное издание, только это работает. То есть, охват должен быть очень большой. Очень приятно, что многие друзья писали длинные сопроводительные тексты к репосту. Потому что просто поделиться публикацией, без личного комментария не очень работает. Такие репосты могут поднять пост в ленте, но не работают на цель.

КГ: Ты собрала деньги. Финальная сумма была немного больше заявленной. Как это регулируется: какие деньги и в каком случае ты получаешь?

АК: Если ты собираешь меньше половины, ты ничего не получаешь, если собираешь больше половины, ты получаешь все, что собрал, но платишь комиссию 15%, а если ты собираешь всю сумму, ты платишь комиссию 10%.

КГ: Ты получила деньги, съездила на Dance Web. Теперь ты должна возвращать акции? Или какие-то уже вернула, прислав открытки?

АК: Да, я отправила открытки, организовала ужин с ребятами и позвала тех, кто собирался на мастер-класс.

КГ: По прошествии времени, есть ли что-то, что бы ты сделала по-другому в этой кампании?

АК: Думаю, я попробовала бы договориться с другими организациями, например, попросила предоставить бесплатные билеты на концерты, так было бы больше вариантов небольших бонусов. Такие вещи, я знаю, работают в США. То есть, да, я бы привлекла больше партнеров.

КГ: Что-то ты бы могла добавить в важные факторы краудфандинговой кампании?

АК: Люди должны знать о вашем проекте задолго до него, знать, что для вас это важно. Это не должно быть «снегом на голову», это должно быть логичным продолжением того, что вы делаете. Вам должны верить, что это действительно важно. Если у вас какой-то длительный проект, то о нем надо начинать говорить задолго до самого краудфандинга.

Анна Кравченко — танц – художник, куратор. Занимается исследованием новых форм восприятия, взаимодействия и самоорганизации в поле современного танца и перформанса. Стипендиат программы danceWEB (Вена, 2015), студент магистерской программы по экспериментальной хореографии EXERCE (Монпелье, 2015- 2017), выпускник кафедры истории и теории искусств РГГУ (Москва, 2015). Участник спектакля — лаборатории Александры Конниковой «Действие» (Москва, 2014 — 2015). Сольная работа «I have a gun» была показана в Культурном центре «ЗИЛ» и Центре им. Вс. Мейерхольда. Со-основатель агентства современного танца ROOM FOR.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика